Обзор съезда органов охраны ОКН совместно с градозащитниками

Делюсь впечатлениями от съезда. Скажу сразу, это не консолидированная позиция  — это мое личное мнение. У других градозащитников взгляд на происходившее может не совпадать с моим и быть совершенно противоположным. Дискуссия приветствуется. 
Итак, прошел съезд органов охраны объектов культурного наследия совместно с градозащитниками. Чиновников было примерно 250 по списку, градозащитников - 9 человек.


 

Теперь, думается, можно провести сравнение между градозащитными съездами и съездами тех, кому поручена важная миссия сохранения наследия.
Для начала и затравки скажу вот что: нужны и те собрания спецов и другие, и все-таки на съезды градозащитников собираются такие люди, для которых сохранение наследия — хобби (в смысле дела жизни), а на съезды чиновников - люди, для которых всё — каждодневная рутина (за исключением некоторых), отработал — ушел домой, потому что далеко не часто работа совпадает с делом жизни. Есть очень хорошие исключения, для некоторых из региональных чиновников — съезд это шанс пообщаться конструктивно с представителями головного Минкульта. 
Атмосфера прошедшего 14 съезда представителей органов охраны была более спокойной, чем наши градозащитные съезды.






 
Day #1

В первый день работы съезда (а это было не 15, а 16 октября) на пленарном заседании наиболее содержательным и интересным, как мне показалось,  было выступление сенатора Сергея Евгеньевича Рыбакова. Именно он первым на съезде отметил необходимость тесного сотрудничества общественных организаций и органов охраны памятников. В общем, можно после этого съезда сказать (опять же по-моему), что градозащитное движение властями стало окончательно признанным, теперь нас не игнорируют, а желают сотрудничать на пользу общему делу. Градозащитники теперь признаны на государственном уровне полноправным соучастником процесса сохранения ОКН, и, ввиду этого, будут принимать самое активное участие в совместной деятельности с органами госохраны ... а если в каких-то регионах местные УГО и пр. будут сопротивляться этому, вставлять палки в колеса общественным градозащитникам, то, получается, именно они и будут противоречить линии на тесную взаимосвязь и координацию усилий, которая и была лейтмотивом конференции в Сочи. Как-то так. И это - очень хороший для нас результат съезда.
Далее, С.Е. Рыбаков отметил один очень важный момент — многие ведомства воспринимают охранное законодательство как административный барьер, и эту тенденцию как-то надо ломать. Ну и в завершение, он поднял тему общего культурного уровня населения, от которого, по его мнению, и зависит отношение к наследию. Здраво говорил на мой взгляд.


Повестка дня съезда довольно обширна. Это, прежде всего, проблемы сохранения наследия, взаимодействие чиновников с граждански обществом, новое законодательство. 
Градозащитная делегация, как мне показалось, предложила самое развернутые и конкретные выступления о проблемах охраны объектов культурного наследия сразу после пленарного заседания во второй половине первого рабочего дня съезда. 
Презентацию я выложила в гугл-группе(ссылка временно не указана) еще до отъезда на съезд. Как я не старалась сдержаться и рассказать о возможных направлениях взаимодействия органов охраны и градозащитников, доклад у меня получился в довольно агрессивной форме и закончился резкой критикой в отношении руководителя Управления госохраны Нижегородской области В.Ю. Хохлова.
Взаимодействие теперь может получится своеобразным. Но главная идея моя все же, думаю, была услышана: взаимодействие с органами охраны возможно только тогда, когда они стоят на принципах презумпции сохранения ОКН при любой намечающейся хоздеятельности.
Далее шло выступление Марины Сахаровой из Екатеринбурга. Оно было в контексте моей позиции: орган в Екатеринбурге не выполняет возложенных на него функций. 
Затем противоположную модель взаимоотношений в условиях политической воли власти на предмет сохранения наследия протранслировали представители ВООПИК из Казани: Олеся Балтусова и Фарида Забирова. Они рассказали о моделях и направлениях общественно-государственного партнерства при решении проблем сохранения исторических городов. Вот это то взаимодействие, к которому стоит стремиться всем нам.
Неожиданным было выступление в рамках круглого стола не градозащитника, а непосредственно руководителя одного из органов охраны, а именно Гранкина Евгения Ивановича из Владимира. Вот мне показалось, что этот руководитель действительно во всю старается наладить диалог с экспертным сообществом и общественными организациями. При этом, это не показуха для съезда. Я сталкивалась с его работой и вне Сочи (была в их органе охраны 1 октября на заседании общественного научно-методического совета при защите проектов) и скажу, что они стоят как раз на жестких позициях защиты наследия. Кроме того, вместе с сенатором С.Е. Рыбаковым тащат воз работы по городу Гороховцу, желая сделать его объектом всемирного наследия ЮНЕСКО.
Потом были какие-то совершенно невнятные доклады и еще выступление Т.С. Рыжовой, представителя нижегородского общества охраны памятников истории и культуры, которая "никого не представляет". Это общество вообще не работает, только один съезд по его созданию давным-давно был проведен (году в 2007 еще). И все. Защищала Хохлова, рассказывала о том, что органы охраны могут помогать в учебном и воспитательном процессе студентов. 
Ну факт: могут. Но это совсем другое направление взаимодействия, как отметил Рустам Рахматуллин, который талантливо модерировал круглый стол по взаимодействию. Дело сложное, так как круглый стол получился "с острыми углами". Какой-то обратной связи от чиновников получить не удалось, кроме ответа Хохлова на мой доклад. Он отвечал не по желанию, а по принуждению. Диалог и дискуссия о взаимодействии как-то не завязалась. Опять же....может быть, из-за ситуации с Хохловым. Или чиновники-регионалы просто не готовы были подумать на тему, чем им могут быть полезны градозащитники. 
Близился заявленный вечерний банкет от имени губернатора Краснодарского края (Кондратьев Вениамин Иванович, прим. адм). Хорошо прошел, необычно, при свечах. Свет в отеле отрубили неожиданно. 
В общем, все на этом съезде было для чиновников не как всегда. 





 
Day #2

Во второй рабочий день съезда в первой его половине работал круглый стол по вопросам государственной охраны и государственного надзора в области сохранения культурного наследия. 
Когда я дошла до зала заседаний (через сочинский дендропарк ), уже дискутировали на тему сохранения памятников археологии. Постановку проблемы я пропустила. Археологические законодательные нюансы — это не совсем мое. В блокнотике записала то, что успела и поняла. 
Проблемным для органов охраны оказался вопрос об экспертизе земельный участков. Вернее, о решении, которое орган должен принять после такой экспертизы. 
По итогам довольно бурного обсуждения совместно решили, что экспертиза земельных участков должна содержать вывод "о возможности/невозможности использования участка без обременений/с обременением". Интересным мне показалось также предложение, прозвучавшее еще на первом заседании из уст сенатора С.Е. Рыбакова о переводе городищ, остатков крепостей, некрополей и других объектов с видимыми надземными сооружениями (валы, рвы, руинированные остатки стен и т.д.) из памятников археологии в памятники архитектуры, чтобы не изучать их "путем уничтожения", как обычно изучают археологические поселения. 
Да и вообще ребром встал вопрос о том, что сферу защиты археологического наследия необходимо регулировать отдельным законодательством, а не 73-ФЗ (привели пример законодательства Украины).
По-моему(!) из уст Георгия Сытенко прозвучала мысль о том, что работа внесения в Реестр археологических памятников не требует публичности и суеты. Это связано с тем, что совсем недавно вышел приказ Министерства культуры РФ о запрете выдачи в публичное пространство координат археологических объектов для защиты от "черных копателей". Уверяю всех - не поможет.
Потом шли вопросы организационного порядка (простите, если пишу занудно, но ведь не часто попадаешь на съезд "людей государевых") о том, что обязательно представление органами охраны в Минкультуры РФ списков наименований выявленных археологических ОКН по итогам года и просьба направлять в головное ведомство вопросы по проблемам археологии. "Сохранение объектов культурного наследия в градостроительной среде" - довольно актуальная тема второй половины второго дня заседания. Острая проблема. Свидетельство тому - наши тут в гугл-группе(см. выше, прим. адм) дискуссии. Думала, что на съезде обсуждение будет бурным... Не угадала. Cкукота была смертная, если б Рустам не предложил досместа (достопримечательные места, прим. адм) ликвидировать.
Доклады были какие-то совершенно невнятные, зал практически молчал, представители Минкультуры РФ пытались поставить острые проблемы, зал не реагировал.
Послушать интересно было Рустама Рахматуллина, который указал, что закон предлагает три способа защиты исторической среды
  • зон охраны ОКН
  • достопримечательные места
  • положения об исторических поселениях. 
По мнению Рустама выявление досмест — самая слабая защита, т.к. при написании режимов хоздеятельности в границах досместа можно прописать разрешение строительства (что уже происходит в есенинских местах Константинова, на ВДНХ, у нас в НН на Нижегородском откосе). 
Самая приемлемая защита, по мнению Рустама — это придание историческим городам статусов исторических поселений. Тезис - "Каждому историческому городу - историческое поселение". Этот момент стал на съезде самым дискуссионным в среде градозащитников. Мнение разделились: казанцы горой встали за досместа, москвичи и нижегородцы - против. Позиция органов охраны опять оказалась невнятной, на реплику Рустама о приоритете исторических поселений из зала никто ничего не возразил и не ответил.
Интересно было предложение про "план управления поселением", которое высказала замминистра культуры Республики Татарстан - Светлана Глебовна Персова
Она предложила этот план сразу включать как отдельный раздел в проектную документацию по историческому поселению и потом постановлением этот план управления закреплять. Вроде бы она ссылалась на международный опыт. 
Вопрос о том, каким образом добиваться выполнения прописанных режимов хоздеятельности и градостроительных регламентов в зонах охраны и на исторических поселениях повис в воздухе. Дискуссий ярких на этом заседании не было.

Day #3

Третий и последний день съезда был посвящен вопросам законодательства в сфере ОКН и законодательной инициативе. 
Не совсем правильно, как мне кажется, было оставлять столь важные темы на последний день, когда большинство народа либо уже уехало, либо было "на чемоданах", а обновленное законодательство требует повышенного внимания, т.к. нет ни опыта его использования, ни правоприменительной практики. Не даром устроители съезда (за что им отдельная благодарность) выдали распечатанный том поправок к базовому закону №73-ФЗ и новых подзаконных актов — увесистая книжка получилась.
Оставшиеся спецы из Минкультуры П.О. Мосолов и Г.И. Сытенко провели заседание "на отлично", задав два направления обсуждения — "предмет охраны" и усовершенствование процессов государственной историко-культурной экспертизы.
Сразу же "регионалам" П.О. Мосоловым был задан вопрос "не в бровь, а в глаз": у кого в регионах предмет охраны утвержден приказами по всем зарегистрированным и готовящемся к регистрации в Реестре объектам культурного наследия? 
Последовал только один положительный ответ... Один. А субъектов федерации у нас 85. Я не сумела понять, из какого региона была эта дама, у которой с предметами охраны все ОК, но думаю из того, где их минимум, а не так как в Казани и Нижегородской области - тысячи. Но дело не в этом. Я никого оправдывать не собираюсь, так как вообще по НН и Нижобле не могу вспомнить ни одного приказа об утверждении предмета охраны ни единого ОКН (может что-то и есть, а я не в курсе? Знатоки, подскажите).
В общем, в результате всем, в том числе представителям Минкультуры РФ, стало понятно, что работа по установлению предметов охраны ведется в регионах медленно, через "пень-колоду", потому что если б работали, так и вопросы были б. Как у меня, например. 
За УГО ОКН НО про предмет охраны и понимание порядка его разработки и утверждения пришлось докладывать мне, потому что у меня давно уже лежит "шикарный" ответ за подписью руководителя нашего органа охраны о том, что предмет охраны Пискунова, 35 будет установлен в процессе разработки проекта реставрации и самих ремонтно-реставрационных работ... При том, что предмет охраны этого уникального ОКН, выстроенного в стиле модерн, уже давно прописан в паспорте от 2010 года, составленном в том числе и мной. 
Сам Хохлов на третий день уже сбежал со съезда (видимо, хватило первого дня), про предмет охраны не мог ответить. А мне дом жалко, особенно его прекрасные подлинные интерьеры начала ХХ века, которые могут "случайно" исчезнуть при реставрации, не оказавшись в списке того, что охраняется. Вот тогда и получается выход на главный вопрос по предмету охраны ОКН, заданный на самом съезде "охранниками". Что государство должно охранять: пресловутый "предмет охраны" или весь памятник? 
Второй вопрос: когда необходимо разрабатывать предмет охраны. Ну ясно же, что не так, как это решил делать Хохлов, т.е. "в процессе ремонтно-реставрационных работ". Так вот Минкультуры РФ предложило здравое решение: выдать предписание региональным органам с запретом согласовывать проекты реставрации ОКН, если не установлен и не утвержден приказом предмет охраны памятника архитектуры. Было б неплохо, я считаю, если бы федералы такое предписание выдали. Ну и сразу же П.О. Мосолов протранслировал то, что хотелось предложить: необходимо утвердить "подзаконник" о порядке разработки и утверждения предметов охраны ОКН. Если у нас мысли сошлись, значит, "дыра" в законе есть.
Проблематичным для органов охраны, как я поняла из заседания, является то, что собственники ОКН подают на "охранников" в суд и оспаривают установленный предмет охраны... Вот так. Ну государство теперь никому не компенсирует затраты на содержание и реставрацию ОКН, даже не декларирует это, так что все закономерно: собственникам одним тяжело тащить бремя одним.
Потом я "дорвалась" до микрофона, хотя на съезде органов охраны, в отличии от градозащитных, это довольно просто сделать - желающих выступать немного. Подняла вопросы по проблеме организации государственной историко-культурной экспертизы, которыми забрасываю Минкультуры РФ уже три года в своих обращениях. Получила ли ответ? Частично.
Итак, мои вопросы по четырем позициям:

  • Прекращение "войны экспертиз", поскольку новое Положение, несмотря на все наши жалобы на это явление в Минкультуры РФ, так и не отрегулировало тот момент, когда на объект, обладающий признаками ОКН, есть две экспертизы с противоположными результатами. Кто "третейский судья" в такой ситуации? Сейчас из федералов - никто. Опять все отдано на откуп региональных органов охраны, что чревато злоупотреблениями с их стороны. Получила ли я на съезде ответ на мой вопрос, когда и как с этим явлением будет покончено? Не получила.
  • Отзыв недобросовестных экспертов, о незаконности экспертиз которых уже есть решения судов, прокуратур и т.д. Удивляет то, что новое положение так и не ввело этот порядок. Минкультуры РФ в этом отношении ведет себя, как мне кажется, не последовательно и не в свою пользу: выдает аттестацию, а отобрать до срока ее окончания не может. При этом не делает ничего, чтобы "развязать" себе на законных основаниях руки. Как я сказала на съезде, порядок отзыва недобросовестных экспертов нужен прежде всего самому Минкультуры, чтобы не подрывать своей собственной репутации и не отвечать за делишки непорядочных аттестованных специалистов. Ответ был получен частичный. Он порадовал: Минкультуры разработал проект внесения поправок в КоАП РФ статьи за недобросовестную работу экспертов государственной историко-культурной экспертизы. Согласно проекту, эксперты за недобросовестные действия будут наказываться штрафом или запретом заниматься деятельностью до двух лет. Было б, конечно, неплохо, если б такие статьи в КоАП появились. Только вопрос: как доказать, что действия экспертов незаконны и кто будет решать вопрос о привлечении их к ответственности? В КоАП уже есть статья об ответственности должностных лиц за уничтожение или повреждение ОКН, вот только я не припомню случая, чтобы хотя бы один из них заплатил штраф за сгоревшие, например, в Нижнем Новгороде ОКН.
  • Вопрос об оплате труда экспертов. Экспертизы сейчас стали безумно дороги. И при этом никто не регулирует этот вопрос: эксперты сами назначают оплату за свой труд. И она с каждым годом растет, а это - нагрузка на бюджет, т.к. заказчиками экспертиз часто выступают сами органы охраны. Бюджетные деньги на экспертизы тратятся, когда разрабатываются за госсчет проекты зон охраны ОКН (Пример: из 700 тысяч, выделенных на ПЗО 5-ти ОКН города Саранска, 300 тысяч запросили эксперты...). Я предложила установить тариф в процентном отношении от стоимости тендера, например, стоимость экспертиз не должна превышать 15 % общей суммы тендера. Не знаю, услышали ли меня.
  • Порядок обсуждения опубликованных экспертиз стоило бы прописать детально. А то у нас УГО выкладывает мнения по экспертизам без фамилий авторов да еще и трансформируя их. Вроде бы представители Минкультуры РФ хотят дать разъяснения по этому вопросу. Хотя меня отослали сразу в прокуратуру: типа пишите жалобы на нарушение 59 закона об обращениях граждан. Г.И. Сытенко задал прекрасный вопрос "регионалам": вот прошло обсуждение экспертизы и что дальше? Какие действия предпринимают региональные органы охраны? Как они учитывают мнения граждан? Ответов пока нет на эти вопросы.
Интересно было предложение представителя органа охраны из Бурятии (вроде бы), проводить аттестацию экспертов он-лайн (по скайпу). На что П.О. Мосолов резонно ответил, что ему надо тет-а-тет беседовать с тем, кто претендует на звание эксперта, без подсказчиков и выяснять его уровень. И это, я считаю, правильная позиция.
Далее кто-то из регионов просил у Минкультуры РФ письменно оформлять причины задержки с вызовом на аттестацию тех, кто подал документы и желает стать экспертом. У многих претендентов документы в ведомстве просто "зависли". Резонное требование.
Вторая половина заседаний после перерыва так и не состоялась - все просто попрощались и пожелали удачи друг другу.
Для меня было важно, что еще раз представители Минкультуры РФ подчеркнули необходимость и желание сотрудничать с общественными организациями и движениями.
Новшество еще одно в том, что резолюцию съезда не стали принимать сразу же. Решили составить и опубликовать ее потом из предложений органов охраны и градозащитников.
Так что я заканчиваю тут свой длинный обзор и отправляюсь писать предложения в резолюцию.


по материалам раз, два, три.