Под угрозой сноса историческая застройка на улице Гоголя, в том числе дом с уникальным мезонином

Деревянный усадебный дом с мезонином, окруженный тополями, снабженный узорчатыми наличниками и старинной брандмауэрной стенкой… Пока такие картины, создающие атмосферу человеческого уюта и патриархальной, размеренной жизни, еще можно встретить в Нижнем Новгороде. Именно это, а не современные торговые центры и небоскребы больше всего впечатляет иногородних и иностранных туристов, задевает их за живое.

С каждым годом таких «живых уголков» становится все меньше. В ближайшее время, к примеру, планируется снести подчистую старую застройку на улице Гоголя. Один из наиболее интересных домов на этой улице - №8 – необходимо сохранить. Так, по крайней мере, считает эксперт Минкульта РФ Алексей Давыдов, сделавший по данному объекту положительное заключение. Однако региональное управление государственной охраны объектов культурного наследия экспертизу Давыдова рассматривать отказалось и планирует назначить новую. Сведения, которыми мы располагаем, позволяют сомневаться в легитимности данных действий.


фото: Егор Верещагин

«Крайне неудачный проект»

Исторический центр города, насыщенный ценными старыми постройками, - это не только улицы Рождественская, Ильинская и Большая Покровская. Особое отношение властей к этим анклавам похвально (правда, на той же Ильинке мы наблюдаем не только восстановление, но и снос архитектурных памятников), но только ими нельзя ограничиться. В частности, на улице Гоголя имеется целый ряд зданий, нуждающихся скорее в реставрации, нежели в уничтожении. Однако утвержденный на сегодняшний день проект планировки и межевания большого квартала в границах улиц Гоголя, Малая Покровская, Заломова и Нижегородская предусматривает их снос. Уничтожить планируется всю усадебную застройку XIX века, за исключением трех официальных памятников. Вместо нее будут возведены четырехэтажные жилые здания по красным линиям улиц и шестиэтажки – внутри квартала.

Этот большой кусок земли поделили между собой два застройщика, заключив с городской администрацией договоры о развитии территории (срок действия – шесть лет): ЗАО «Ойкумена» займется освоением северной части, ООО «Элит-строй» - южной.

Еще весной прошлого года, когда данный проект проходил горнило градостроительного совета, против него резко выступил почетный архитектор Нижнего Новгорода Вадим Воронков, назвав его «крайне неудачным». По словам Вадима Васильевича, авторы документа не пощадили историческую застройку, а на кафедре архитектурного проектирования ННГАСУ есть более адекватные работы по освоению квартала.

- Это красивая часть древнего города, - добавила тогда архитектор-реставратор Ирина Агафонова, - и мы не можем все это уничтожить. Памятники, которые стоят на госохране, – это не все объекты культурного наследия, которые там есть, ценных зданий многократно больше. Недопустимо относится к ним как к пустому месту. Нельзя город рушить, это уже дошло до предела.

Несмотря на эти замечания, проект был утвержден.


Одна из сторон мезонина дома № 8 по ул. Гоголя.
фото: Егор Верещагин

О ценности шла речь еще десять лет назад

В том же 2014 году государственный эксперт Министерства культуры РФ Алексей Давыдов составил положительное заключение по дому №8 по улице Гоголя, обосновав включение его в реестр памятников – этот объект находится в южной части квартала, которую собирается осваивать ООО «Элит-строй». Если наложить проект планировки и межевания на сегодняшнюю карту, мы увидим, что нарисованные здания не заденут восьмой дом. То есть объект культурного наследия, выявленный Давыдовым, не помешает возвести задуманные постройки. Другое дело, он уменьшит их придомовую территорию. Подкорректировать проект теоретически можно без особого уменьшения прибыли – была бы добрая воля застройщика.

Чем же интересен восьмой дом?

- Прежде всего, мезонином, который выходит окнами на четыре стороны, - рассказывает Алексей Давыдов. – Можно сказать, что это делает объект уникальным, потому что домов с такими мезонинами в городе не осталось. Был еще один на улице академика Блохиной, но его снесли.

По словам Алексея Давыдова, этот деревянный дом на каменном подвале построен в 1820-е годы по образцовому классицистическому проекту. В 1860-е годы его облик претерпел изменения: появился более эклектичный декор и мезонин «на четыре лица». Все это на сегодняшний день сохраняется, как и кирпичная брандмауэрная стенка, построенная впритык к зданию и отмечающая историческую границу домовладения.

Между тем, чиновники и застройщики часто задают авторам подобных экспертиз вопрос: а где вы были раньше? Почему вы объявляете дома объектами культурного наследия не до появления проекта планировки и межевания и договоров о развитии территории, а после?

Отвечая на эти выпады, Алексей Давыдов указывает, что процесс выявления ОКН идет постоянно. В подобных случаях, согласно закону, проекты подлежат корректировке. Он также напоминает, что десять лет назад коллектив НИП «Этнос» разработал историко-культурный план Нижнего Новгорода, в котором, помимо официальных памятников и их охранных зон, обозначены ценные объекты градостроительной среды. Среди них и дом №126 по Ильинке, и дом №46 по Новой, и целый ряд домов на улице Гоголя, в том числе восьмой.

Как трактовать понятие ценного объекта – вот в чем вопрос. По словам Алексея Давыдова, это потенциальные памятники, и трогать их нельзя. Эксперт утверждает, что не только его личное мнение – данный момент оговаривается действующим Положением об исторической территории «Старый Нижний Новгород».

Однако у областного управления государственной охраны ОКН, похоже, иная позиция. В частности, дом №8 по Гоголя управление признает ценным объектом – об этом оно известило в прошлом году отдел строительства администрации Нижегородского района. В письме региональных чиновников говорится, что с дома необходимо снять обмерные чертежи, и только после этого можно будет ставить вопрос о согласовании сноса. Отметим, что снос дома с бельведером (улица Новая, 46) был согласован после снятия чертежей. Историко-культурный опорный план, разработанный «Этносом», на сегодняшний день не утвержден. Но архитекторы о нем знают – другое дело, что далеко не все руководствуются этим планом в своих работах. Не руководствуются им и чиновники: они обременяют застройщиков только сохранением официальных памятников, все же остальное идет под снос.

- Почему-то забывается, что ценные объекты подлежат сохранению, - констатирует Алексей Давыдов. - И никакими предписаниями это нигде не оговаривается. Вот нас обвиняют, почему мы поздно беремся выявлять ОКН… Да не поздно! Соблюдайте закон, соблюдайте режимы!

Трое «за», трое - «против»

Благодаря заключению Давыдова, данное здание получило статус вновь выявленного ОКН и временный иммунитет. Автор экспертизы считает, что поскольку статус у данного объекта есть, вопрос о целесообразности его сохранения ставить сегодня неуместно. Тем не менее, на последнем заседании общественного научно-консультативного совета при областном управлении охраны ОКН он был поставлен на голосование. Большинство воздержалось. Трое (Алексей Давыдов, лидер движения «Спасград» Анна Давыдова и историк Ольга Дегтева) проголосовали за сохранение; трое (автор проекта планировки и межевания Александр Дехтяр, несостоявшийся государственный эксперт Кирилл Кудряшов, которому Минкульт РФ отказал в аттестации, и председатель Совета Валерий Камальдинов) – против. Раунд, таким образом, завершился ничьей.

- Не совсем ничьей, - считает Алексей Иванович. - Абсолютное большинство из присутствующих на заседании воздержалось, фактически продемонстрировав, что решать вопрос о целесообразности или нецелесообразности сохранения дома совет не легитимен. К тому же, за исключением Кирилла Кудряшова, никто не поставил выводы экспертизы под сомнение.

Здесь стоит отметить, что данный совет не решает судьбу культурного наследия. Это делает управление. Но если мнение уважаемых экспертов будет с этими решениями не совпадать, это будет сигнал для общества, свидетельствующий о том, что чиновники поступают неправильно. Поэтому управлению приходится прислушиваться к рекомендациям совета. Однако возможны варианты. Вспомним историю с уничтоженным на сегодняшний день домом №46 по улице Новой. Вопрос о целесообразности сохранения этого объекта также был поставлен на одном из заседаний совета. Очное голосование тогда не состоялось. Однако позже было проведено заочное голосование, которое не предусмотрено уставом и в котором приняли участие не все. В результате появился протокол заседания, согласно которому большинство высказалось против сохранения. Некоторые члены совета называют данный протокол нелегитимным, но он до сих пор не изменен и не оспорен в суде.

Алексей Давыдов уверен, что сейчас в случае с домом №8 по Гоголя заочного голосования устроено не будет и что в протоколе отразят происходившее на самом деле. Однако на следующем заседании совета – если вопрос по данному объекту опять вдруг «всплывет» - расстановка сил может быть иной.

Необоснованный страх

Региональное управление государственной охраны ОКН уведомило Алексея Давыдова о том, что его экспертиза не рассматривается, поскольку заинтересованное лицо заявило о возможном нарушении своих прав и законных интересов. В этой ситуации обычно заказывается альтернативное экспертное заключение, что управление, скорее всего, и сделает.

Действительно, закон дает чиновникам право на такой шаг.

Интересно, что обычно о возможном нарушении прав заявляет застройщик, в этот же раз в управление обратились жители дома.

Изнутри данное здание выглядит не менее старым, чем снаружи, и условия проживания здесь оставляют желать лучшего. Лестница прогнила, на стенах и потолке трещины. На втором этаже проживает Галина Кулькина с сыном, на первом зарегистрированы еще две семьи, одна из которых постоянно в доме не живет.

По словам Галины Кулькиной, внизу рухнула одна из стенок, и наша собеседница боится, как бы такая же беда не произошла с ее квартирой. К тому же пол ходит ходуном: неровен час – и жильцы второго этажа окажутся на первом.

Галина Андреевна подтверждает: да, приходила женщина (непонятно, из какой организации), и вместе с ней жильцы написали заявление, чтобы дом не признавали памятником. Реставрация фасада без ремонта внутри людям не нужна. Они боятся, как бы это не ухудшило состояние постройки в целом.

- Вообще мы не против реставрации, - уточняет женщина. – Но пусть тогда или нас расселят, или ремонт нам сделают.

Между тем, именно расселение жильцам и предстоит. Согласно постановлению городской администрации №3268 от 20.08.2014 года, данный дом признан аварийным и подлежащим сносу. Установлен срок отселения – 30 июня 2019 года. Здесь особо стоит отметить, что данное событие произойдет вне зависимости от того, признают дом памятником или нет.

«Расселение всех аварийных домов происходит в соответствии с постановлением Правительства РФ №47 от 28.01.2006, и историко-культурный статус дома никак не влияет на данную процедуру», - уточняет отдел строительства администрации Нижегородского района в ответе на наш запрос.

Таким образом, заявление, которое написали жильцы, нельзя считать обоснованным: их все равно расселят – будет сохранен дом как ОКН или нет. Следовательно, легитимность действий управления можно поставить под сомнение.

Подчеркнем, что хоть договор развития территории и существует, расселением аварийных домов занимается не застройщик, а городская администрация. В частности, жильцы одного из зданий, расположенных в северной части квартала, судятся сегодня с мэрией, настаивая на справедливых условиях предоставления им новых квартир (речь, как всегда, идет о количестве квадратных метров). Истцы обращались по этому поводу к застройщику, но тот им ответил, что он здесь не причем.

Егор Верещагин

источник материала - nn.mk.ru